Прочитав

Прочитав  книгу «Пасынок Фортуны» заинтересовалась годом 1665, Лондон.Действие происходит  в год чумы, её называли год Великой Чумы. Главный герой книги полковник Голлис и его возлюбленная-Нэн. Их разлука и воссоединение происходит на наших глазах, на страницах романа.

Великая чума (1665—1666) — массовая вспышка болезни в Англии, во время которой умерло приблизительно 100 000 человек, 20 % населения Лондона. Долгое время болезнь называлась бубонной чумой, это инфекционное заболевание возбудителем которой является бактерия чумная палочка (лат. Yersinia pestis), её переносчиком были блохи. Эпидемия 1665—1666 годов была значительно меньше по масштабам, чем более ранняя пандемия «Чёрная смерть» (смертельная вспышка болезни в Европе между 1347 и 1353 годами). Однако только после неё бубонную чуму запомнили как «великую» чуму, потому что она стала одной из самых широко распространенных вспышек болезни в Англии за последнее время.

Великая чума 1665-го года стала последней крупной вспышкой чумы в Англии, и первой с 1636 года, когда около 10 000 человек умерло, и 1625 года, когда умерло около 35 000 человек.

Считается, что в Англию эпидемия пришла из Нидерландов, где бубонная чума возникала периодически с 1599 года. Изначально заразную болезнь на территорию Великобритании завезли голландские торговые суда, которые перевозили кипы хлопка из Амстердама. В 1663—1664 годах Амстердам был опустошен, умерло около 50 000 человек. Портовые пригороды Лондона, включая приход церкви Сент-Джайлс (англ. St. Giles-in-the Fields ), который был битком набит нищими рабочими, живущими в ужасных условиях, первыми пострадали от чумы. Так как смертность очень бедных не регистрировали, то первым официально зарегистрированным случаем смерти стала Ребекка Эндрюс (англ. Rebecca Andrews), которая умерла 12 апреля 1665 года.

К июлю 1665 года чума добралась до Лондона. Король Англии Карл II вместе со своей семьей и свитой покинул Оксфордшир. Однако олдермен и большинство других представителей городской власти предпочли остаться. Сэр Джон Лоуренс, лорд-мэр Лондона, также решил остаться в городе, подвергнув самого себя карантину с помощью специально построенной витрины из стекла, таким образом, он мог выполнять свои обязанности, но при этом ему не надо было иметь прямой контакт с заразой. Когда большинство богатых купцов покинули город, торговая деятельность приостановилась. Лишь несколько священников (включая Архиепископа Кентерберийского и Епископа Лондона), врачей и аптекарей предпочли остаться, так как эпидемия чумы свирепствовала все лето. Врачи бродили по улицам, диагностируя жертв, хотя многие из них не обладали нужной квалификацией.

Было предпринято несколько попыток создать общественное здравоохранение. Городские власти наняли врачей, и организовали тщательное захоронение жертв. Они также распорядились о том, чтобы огонь постоянно горел, и днем и ночью, в надежде на то, что он очистит воздух. Для того чтобы отогнать инфекцию, жгли разные вещества, распространяющие сильные запахи, такие как перец, хмель и ладан. Жителей Лондона насильно заставляли курить табак.

Несмотря на то, что вспышка чумы сконцентрировалась в Лондоне, она также поразила и другие регионы страны. Возможно, самым известным примером стала деревня Им (англ. Eyam) в Дербишире (англ. Derbyshire) (графство Англии). Предполагается, что чума была завезена в деревню купцами, которые перевозили тюки ткани из Лондона, хотя этот факт не подтвержден. Жители деревни добровольно подвергли себя карантину, для того, чтобы остановить дальнейшее распространение заразы. Распространение чумы в ближайших районах замедлилось, но при этом в самой деревне умерло приблизительно 75 % жителей.

По документам установлено, что смертность в Лондоне доходила до 1 000 человек в неделю, затем 2 000 человек в неделю, и уже к сентябрю 1665 года достигла 7 000 человек в неделю. К концу осени, смертность начала снижаться, и уже в феврале 1666 года считалось безопасным королю и его окружению возвращаться в город. Однако к этому времени, благодаря торговле с Европой, вспышка чумы перекинулась во Францию, где следующей зимой она затихла.

Случаи возникновения эпидемии продолжались до сентября 1666 года, но уже более медленными темпами. Большой (Великий) пожар (англ. Great Fire of London), который случился в Лондоне со 2 по 3 сентября уничтожил дома в большинстве густонаселенных районов. Примерно в это же время, вспышки чумы прекратились, вероятно, вследствие того, что большинство инфицированных блох, которых переносили крысы, погибли во время пожара. После пожара Лондон был частично восстановлен по проекту архитектора Кристофера Рена (англ. Christopher Wren). Так как соломенные крыши являлись повышенным источником возникновения пожара, они были запрещены в пределах города и остаются под запретом согласно современным законам. Для того, чтобы провести вторую реконструкцию Шекспировского театра «Глобус» в 1997—1998 годах, потребовалось специальное разрешение на установление соломенной крыши.

Жизненная и обновляющая сила Лондона, непрерывно питающегося притоком эмигрантов и богатств извне, подверглась серьезному испытанию вследствие чумы и пожара (1665-1666) — бедствий, не имеющих себе равных, которые, однако, почти не отразились на могуществе, изобилии и росте населения столицы.

Знаменитая «лондонская» чума была последней и, может быть, не самой опустошительной из всех вспышек на протяжении трех столетий. В промежутке между сражениями при Креси и Пуатье «черная смерть», появившись с далекого Востока из какого-то неведомого источника, быстро пронеслась над всей Европой с силой, присущей новым явлениям. Многим, даже самым уединенным, хижинам не удалось избежать ее.

Считается, что примерно треть — а возможно, и половина — молодых соотечественников Боккаччо, Фруассара и Чосера погибла в течение трех лет. Бациллы «черной смерти», прозванной чумой, остались в почве Англии. Никогда снова она не охватывала всю страну одновременно, но постоянно вспыхивала в различных местах, особенно в городах, в портах и в прибрежной полосе, где размножались крысы — носители блох. В Лондоне при Ланкастерах и Тюдорах чума в течение длительного времени имела эндемический и почти непрерывный характер; при Стюартах она появлялась редкими, но сильными вспышками.

Торжества в Лондоне по случаю коронации Якова I были приостановлены вспышкой чумы, унесшей 30 тысяч человек. Восшествие на престол Карла I явилось сигналом для другой, не менее опустошительной вспышки. Более слабая вспышка была также в 1636 году. Затем для Лондона наступил тридцатилетний период сравнительного иммунитета — период, во время которого произошли другие события, заставившие людей забыть разговоры об ужасах чумы, от которой пострадали их отцы и деды.

В 1665 году разразилась последняя вспышка, и, хотя она не унесла больше лондонских жителей, чем некоторых из ее предшественниц, чума произвела большее впечатление, потому что теперь она появилась во времена более развитой культуры, комфорта и безопасности, когда о таких бедствиях меньше вспоминали, меньше их ожидали; за ней тотчас же — как бы по божьему велению — последовала другая катастрофа, равной которой не было в самых древних анналах Лондона.

Великий лондонский пожар 1666

Считается, что пожар начался с пекарни Томаса Фарринера на улице Пудинг-лейн. Засушливая погода и сильный ветер способствовали тому, что за четыре дня пожар распространился практически на весь центр города. Деревянные жилые дома, склады, магазины и мастерские горели очень быстро, а хранившиеся в них бочки со спиртными напитками и маслом, веревки, уголь и другие горючие материалы усугубляли ситуацию. Тушившие пожар были вынуждены взорвать целую полосу зданий, чтобы остановить распространение огня.После Великого пожара впервые появилась услуга страхования зданий от возгораний, причем за страховку деревянного дома взималась вдвое большая сумма, чем за страхование каменного. Именно страховые компании с целью уменьшения возможных выплат начали организовывать собственные пожарные бригады.

Реальных виновных в возникновении пожара так и не нашли, однако тем временем в конце 1666 года был обвинен и казнен француз по имени Робер Юбер, который, как потом выяснилось, приехал в Лондон уже после пожара. Ходили разговоры о том, что поджог могли организовать католики, которые тогда находились в опале в протестантской Англии, или французы с голландцами, с которыми англичане в то время воевали.

Однако в январе 1667 года Королевский Совет постановил, что пожар был несчастным случаем, вызванным «рукой Божьей, сильным ветром и очень сухим временем года».

Общий ущерб от пожара был оценен в астрономическую по тем временам сумму в десять миллионов фунтов стерлингов.

Обсудить у себя 3
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: